В деле “Вагнергейта” всё больше аховых нестыковок

Новости

Главным вопросом шекспировского масштаба для многих украинцев на протяжении всего сентября остается: быть ТСК или не быть?

На сегодняшний день это главный информационный повод для обсуждения в прайм-тайм.

И кажется, что иных тем и вопросов для обсуждения быть не может. Тем более, когда поднимается вопрос и про импичмент президента в связи со скандалом “Вагнергейт”.

Вопрос импичмента на сегодняшний день, на самом деле второстепенен.

Ведь даже его инициаторы прекрасно понимают, что им не собрать нужного количества голосов в Верховной Раде.

Так же само они прекрасно понимают, что если и будет инициирован такой акт, то он в будущем обернется против них же.

Когда в Украине, после сенсационного заявления Юрия Бутусова о предательстве в Офисе президента месяц бурлил скандал “Вагнергейт”, журналист “Комсомольской правды” Александр Коц опубликовал своё второе расследование, посвященное аресту “вагнеровцев” в Беларуси.

Первое он опубликовал 6 августа, за две недели до сенсационной публикации Бутусова, которая была очень похожа на расследование российского журналиста.

И это предполагает, что за эти две недели кто-то в Украине подгонял версию Александра Коца под “зраду”, чтобы запустить ее в украинское информационное пространство.

Новое расследование т.н. журналиста “Комсомольской правды” А.Коца, который известен украинским спецслужбам как действующий сотрудник ГРУ, заставило более внимательно отнестись к последним документам, которые были опубликованы украинскими журналистами. Журналистами и народными депутатами, связанными с одной и той же политической партией.

Те документы, которые украинская сторона публиковала на своих страничкам в социальных сетях и сайтах,  подтверждали, что СБУ проводила документирование т.н. “вагнеровцев” перед их арестом, но не в коей мере не подтверждали и не подтверждают планирование т.н. “операции по захвату российских боевиков в аэропорту Борисполь после чрезвычайной посадки самолета”.

Потому что планирование такой спецоперации – это не день и не два, плюс – это синхронизация работы многих министерств и ведомств в рамках единого плана как с учетом антитеррористических мероприятий (фактически – это захват террористов на воздушном судне и освобождение заложников), так и дальнейшего международного резонанса.

Загрузка...

Поэтому, когда журналисты рассказывают, что 24 июля Бурба и Баранецкий якобы доложили в ОП о “начале последней фазы операции”, которая должна была начаться якобы 25 июля (в день вылета боевиков, согласно распространяемым билетам) – это бред, потому что до 24 июля никакие организационные мероприятия с другими министерствами и ведомствами проведены не были. А вся суть журналистских расследований построена на случайном факторе: а если бы кому-то стало плохо, а если бы самолет сел, а если бы боевиков вывели из самолета… Чувствуете высокий уровень планирования спецоперации?

В тоже время публикации журналистов и депутатов якобы подтверждают, что на следственное управление СБУ заходили документы с материалами на т.н. “вагнеровцев” (паспорта, награды и т.д.) на бланке 5 управления ДКР СБУ. Такие копии документов приводятся в материалах народного депутата Украины Владимира Арьева и независимой журналистки Любовь Величко.

Но, если проследить синхронность публикаций российской стороны и украинской, то видна не только очевидная взаимосвязь и схожесть публикаций, но и кричащее отличие, умалчиваемое украинской стороной.

Российский журналист Александр Коц, со слов оперативника российских спецслужб публикует очень глубокие по информативности подробности о расположении 5 управления ДКР СБУ вплоть до номеров кабинетов и в каком кабинете лежит дело, а также списки сотрудников 1 и 2 отделов управления, которые якобы занимались т.н. “вагнеровцами”. Если эта информация действительно соответствует действительности, то такие данные должны вызвать определённые вопросы не только у вышеуказаных журналистов-расследователей и депутатов, но и у соответствующих компетентных органов. Но логику, как видим, ослепляет всеохватывающая “зрада”.

Ведь если следовать логике публикаций, то на фоне развития “Вагнергейта” после запуска его бывшим агентом НАБУ и Юрием Бутусовым через две недели после статьи А.Коца о “украинской спецоперации”, в первую очередь производится распространение материалов документирования боевиков (ксерокопии документов), затем их разговоры с вербовщиком, а чуть позже – копии внутренних документов СБУ. Копии, которые датированы не ранее 13.07.2020.

По идее, эти документы могли быть только у исполнителя/исполнителей той операции, о которой идёт речь, если она и вправду была.

Тогда возникает вопрос, а не прикрывается ли “Вагнергейтом” еще что-то кроме основной его задачи – дискредитация Офиса Президента? Не знали ли российские спецслужбы (ГРУ) намного раньше, о чем в статье Александра Коца мягко намекает его собеседник, или вообще, не контролировали ли эту “спецоперацию” с самого начала, и не направляли ли ее в нужное им русло “чужими руками” через подставу на самом раннем этапе?

Не удивительно, что в последней статье на сайте “Новинарня” Любовь Величко в своё расследование по “Вагнергейту” добавила и дело Владимира Цемаха. Дело, которое многие эксперты назвали спецоперацией против Украины российских спецслужб. Спецоперация, которую смело можно назвать ловлей на живца, которая кроме негативного международного резонанса и “зрады” ничего не принесла в расследование дела по МН-17. При этом нивелирование и дискредитация расследования по МН-17 – это тоже зона ответственности ГРУ, которое согласно уже имеющимся материалам подпадает под ответственность за сбитый Боинг. Также, примечательна в истории с Цемахом и роль вышеуказанного офицера ГРУ под прикрытием журналиста А.Коца, который год назад тоже почему-то стал первым ньюсмейкером по похищению данного “боевика ДНР”.

Тогда складывалось полное ощущение, что Цемах четко знал, что после его похищения и ретрансляции в Украине нужных нарративов, его быстро поменяют, тем самым еще придав “пустышке” образа “супер ценного свидетеля важного для Кремля”.

Возможно, что дело Владимира Цемаха не зря всплыло в расследовании Любовь Величко. Ведь, по информации из СМИ, получается, что делом по т.н. “вагнеровцам” занималось тоже самое подразделение СБУ, которое купилось на российского живца – Цемаха.

Тем более, очень странно смотрится то, что арестованные в Беларуси российские наёмники, названные  журналистами “вагнеровцами”, вряд ли имели отношение к данному ЧВК. Скорее всего, данный мэм был запущен самим же ГРУ, во-первых ЧВК “Вагнер” на слуху, а во-вторых переориентировать внимание на своего заядлого оппонента и конкурента на поле ЧВК – Пригожина, который у ГРУшников как кость в горле в борьбе за жирные контракты. Плюс, ГРУшники еще сполна не ответили Пригожину и “Вагнеру” за смерть своего еще одного журналиста под прикрытием Орхана Джемаля и его группы в ЦАР, куда они поехали расследовать деятельность пригожинской ЧВК.

А сегодня, 1 октября, сразу же после того как на анонимном Telegram-канале “вагнер” был опубликован план проведения спецоперации по захвату “вагнеровцев” на борту самолёта, его тут же подхватил Юрий Бутусов, заявляющий, что план достоверный. Вот только план этот полностью зашкварил, что Бутусова, что весь скандал “Вагнергейт”.

Дело в том, что планирование рассадки “вагнеровцев” на рейс, который должен был состояться 30.07.2020 была представлена в документе который датирован 15.07.2020!

Но, не сам ли Юрий Бутусов, Любовь Величко и прочие рупоры “зрады” утверждали, что билеты на рейс с 25.07.2020 были поменяны на 30.07.2020 после т.н. “совещания в ОП” от 24.07.2020, когда якобы “президент распорядился перенести операцию”, а не 15.07.2020 (когда были забронированы билеты на рейс 25.07.2020)…

Похоже, авторы “Вагнергейта” окончательно сами же и запутались в том фактаже, который втюхивают бездумной поглощающей тонны информационного фаст-фуда аудитории.

И пока не будут даны ответы на все эти вопросы в рамках полноценного расследования соответствующих органов, без давления прессы и общественности, ни о каком ТСК и речи идти не может. Ведь в противном случае ТСК превратится в повседневный политический инструмент для манипуляций пока в преддверии местных выборов, полностью лишившись уникальности своего статуса.

Ростислав ГЕРКО